• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:30 

Сегодня я увидел призрака.

Carpe diem, at memento mori
Сегодня в 4:40 утра я впервые в жизни увидел призрака или приведение, кому как больше нравиться. Нет я не спал и это абсолютно точно, спящий человек не способен подпрыгивать так высоко из положения лежа. А началось все с того, что я спал уткнувшись к стенке и услышал как меня зовут по имени, сперва я решил что мне показалось, но потом засомневался, вдруг маман решила убедиться что я не проспал на работу и все таки решил обернуться. Перевернувшись на другой бок и открывая глаза, я увидел белесый силуэт, буквально в метре от меня, протягивающий ко мне руки. Бабушка, умершая несколько лет назад в этой же квартире в соседней комнате. Вот тут то я , как лежал горизонтально, так и подпрыгнул горизонтально, хорошо хоть осипшее со сна горло вместо крика выдала лишь громкий шепот "Ух-тыж Ё!", а то бы перебудил всех. После такого резкого приема призрак исчез и я еще какое-то время пялился на шкаф, стоящий за тем местом где было привидение, что интересно гость не был прозрачным, шкаф абсолютно точно не проглядывался сквозь него.
Вот такое доброе предзнаменование, перед дальней дорогой, утром мне надо было выезжать в соседний город, туда и обратно, одному по трассе, мокрой и грязной от неожиданно наступившей у нас оттепели.

А теперь немного логики

23:02 

Оформление дневника.

Carpe diem, at memento mori
Не быть мне дизайнером, прошлое мое оформление забраковали при том дважды, при самом создании и почти пять лет спустя. Два читателя с тонким вкусом за пять лет, это успех, глядишь так и новое оформление кто-нибудь поругает. Хотя нет, его уже раскритиковали, но пока не появится второй недовольный - повесит эта цветовая гамма.
Ну и чтобы потом не метаться в муках - спрошу у тех немногих ПЧ:
"Какое цветовое оформление, на ваш взгляд, самое лучшее?"
ЗЫ: опять тем же немногим ПЧ:
Люди что с вами не так?!
Неужели нет более интересных вещей в вашей жизни, чем читать (и уж тем более отвечать) на это унылое говно, по недоразумению называющееся моим дневником?

14:51 

Carpe diem, at memento mori
11.08.2014 в 14:29
Пишет Susanin:

Вспомнилось
Установка на исключение страдания приводит к противоположным результатам: оно оказывается стержнем всей системы. Современный человек страдает оттого, что не желает страдать, подобно тому, как может стать болезнью стремление к абсолютному здоровью. Наше время являет миру странное зрелище: все общество поголовно исповедует гедонизм, и при этом любая малость терзает людей и портит им жизнь. Несчастье – это не просто беда, а гораздо хуже – неудавшееся счастье. (Брюкнер П.)

URL записи

21:37 

Carpe diem, at memento mori
Чуть не забыл.

Утро понедельника началось с того, что пока я грел машину мимо меня почти друг за другом прошли девушка с огромным букетом роз и мужик в зеленой светоотражающей жилетке с огромным кустом конопли.

23:32 

Озарение

Carpe diem, at memento mori
Блять, разговоры с самим собой это как онанизм. Поговорил и вроде как легче стало, но не на долго.
Может переименовать дневник в "Дневник ментального онаниста?"

02:58 

Апокалипсис сегодня.

Carpe diem, at memento mori
Мы сидим в искусственном офисе, под искусственным светом, дышим искусственным, охлажденным воздухом. Вы не боитесь однажды выйти из офиса и понять, что мира вот уже восемь часов как не существует, а вы все это время, по привычке, делали работу абсолютно бессмысленную с точки зрения вселенной?

01:19 

Всяко разно.

Carpe diem, at memento mori
О чем бы написать?
Даже не знаю, я редко сюда пишу, обычно когда что-то долго во мне бурлит, а потом в виде несварения вываливается сюда. Или когда я хочу, чтобы кто-то конкретный прочел написанное здесь, но подобное давно уже не происходит.
А сейчас я просто тыкаю кнопки на клавиатуре, надеясь что, как говорят немцы "Die Appetit komt beim Essen" Поправьте меня грамотеи, ибо вот уже как лет пять я не занимаюсь языком и он постепенно атрофируется.
Пользуясь моментом хочется сказать спасибо всем моим знакомым, делающим мое существование чуточку веселее. Monk, Shamsi, спасибо за тот вечер "У башмачника", разговор о подушках и наволочках я не забуду еще долго.
Shamsi, ты права, стоит найти свою подушку, с которой ты сможешь спать без наволочки, случайные подушки это действительно не по мне :) И к слову, это действительно прекрасно, когда есть люди, которые по настоящему радуются тебе, если только ты не симулировала радость, хотя даже этому я был бы рад ;)
Monk, большой и страшный юрист, надеюсь у тебя все будет хорошо и система прогнется под тобой, а не наоборот.
Дальше даже не знаю о чем писать. Уходить в сопли как-то неохото, а серьезные темы в процессе написания сего опуса так и не всплыли. Наверно закончу старой своей мыслью:
Есть очень мало людей с которыми ты можешь открыть свою душу и поговорить о том, что обычно покоится в глубине твоего сознания, но когда ты сними встречаешься - так не хочется прочить эти светлые минуты грустными разговорами.

14:10 

Carpe diem, at memento mori
В связи с происходящим на Украине мне неожиданно вспомнилась книга Терри Пратчетта "Ночная Стража", и я в очередной раз поразился сэром Пратчеттом и его творением. Книга актуальна как никогда.
Дальше под катом пара цитат из книги, людям не знакомым с Плоским миром могут быть непонятны вырванные из контектса строки, но тут уж ничего поделать я не могу. Возьмите и почитайте.

Цитаты
запись создана: 28.01.2014 в 21:29

23:25 

Carpe diem, at memento mori
04.02.2014 в 15:16
Пишет порнушный зубоскал:

когда становится скучно, ты лезешь за острыми впечатлениями в прошлое, произвольно суешься туда, где можно отхватить неуютных воспоминаний.
и помнишь не сами события, а эмоции, их сопровождающие. и даже отголосок тех эмоций причиняет дискомфорт.
а потом в настоящем старательно избегаешь всего, что может оказаться неприятным. закрываешь глаза, вовремя отворачиваешься и всеми силами отгораживаешь себя от нежелательных впечатлений.
и. становится скучно. и ты опять ковыряшься в давно стухшем эмоциональном болоте. при этом постоянно лишая себя новых впечатлений, а то вдруг что-то опять ранит.

URL записи

23:51 

Стырено с джоя

Carpe diem, at memento mori
Рабочий роет котлован, гнёт об породу инструмент. Вот какая неудачная ситуация, думает, отковыривает кусок породы и даёт бригадиру:
— Вот об эту елду, Кузьмич, инструмент сломал, туды её в качель.
— Странно! Вроде должон инструмент всё молоть!

Бригадир приходит к инженеру и говорит:
— Михаил Максимыч, мы тут при ройке котлована, об эту руду инструмент погнули. Примите меры, а то не можем инструментом рисковать.
— Странно, по спецификациям инструмент должен быть крепче!

Приносит инженер кусок породы физику и говорит:
— Посмотрите, Геннадий Саввович, что это за руда крепче стального сплава №ххх с алмазным покрытием.
— Странно! Судя по пористой структуре эта порода должна быть очень хрупкой!

Подходит физик к теоретику:
— Герман, а как это может фрактальная сводчатая микроструктура оксида металла сопровождаться сильно плотным электронным распределением электронов связи типа так, что атомы связываются крепче чем в кристалле алмаза?
— Странно! В работе N в семидесятых было показано, что блоховское решение для случая квазипериодической решётки, к которой NN свёл фрактальную структуру, реализует квазинепрерывную плотность состояний Zagge для тетраэдрических
решёток!

Идёт теоретик к математику спрашивает:
— Слушай, Саня, а разве учёт членов выше третьего порядка может привести к появлению серии решений уравнения NNN в случае NNNN с нелинейной правой частью?
— Да, там есть такой вариант, если асимптотически третье слагаемое стремится к нулю на бесконечности не хуже, чем минус вторая степень.
— Ааа, Гена как раз и говорил, что там дисперсия пор нетипично узкая. Понятно, спасибо.

Ловит теоретик физика в коридоре и объясняет:
— Если дисперсия пор невелика, то фрактальная пористая структура сводится к тетраэдрической сингонии квазикристалла, а не к гексагональной.
— Ааа, то есть мы тут имеем дело с губками первого рода. Понятно, пустим проект алмазного покрытия NNNNN, они достаточно крепкие должны быть.

Рассказывает физик инженеру:
— Мы тут доработали алмазное покрытие, должно теперь эту породу брать. Вот вам несколько опытных образцов, опробуйте.
— А что это за руда была?
— Да там поры мелкие слишком.
— Ааа, то есть просто своды крепче. Понятно, ну пока этим подолбим.

Отдаёт инженер бригадиру новый инструмент:
— Иван Кузьмич, вот новый инструмент, его лучше покрыли.
— Ааа, так там просто покрытие плохое было! Спасибо, а то я за сохранность инструмента не могу отвечать, когда его чёрти–как покрывают.

Даёт бригадир рабочему инструмент:
— Держи, на этот инструмент покрышки не скупили.
— Ааа, так там просто жиды полировку пожалели! Эх, развалили страну…
(с) joyreactor.cc/post/1137929

23:42 

Надо бы проследить за развитием событий.

Carpe diem, at memento mori
23.01.2014 в 21:54
Пишет Адский Загадочник:

Квинтэссенция Дайрей
Дневниковцы, возник проект издания книги, в которую войдут тексты известных и не очень персонажей @Дневников.

Это будет разовая акция, призванная почтить память всего того времени, что мы провели здесь.

Как это будет выглядеть: толстая книга в твёрдом переплёте.
Характеристики: 500-1000 стр., формат А5, твёрдая обложка 7БЦ, бумага 80-100 м/г, шитый переплёт.
Что будет внутри: сборник разнообразнейших постов персонажей @Дневников.
Какие критерии: оригинальные произведения (примеры: рассказы, стихи, обзоры, эссе, статьи) / дайри-ориентированные (переписка, коллективное творчество, адресный пост, кусок холивара, упоминание о персонаже и т.д.). Важно! ничего нового не нужно писать – нам нужны уже написанные посты.

Как участвовать:
1) Прислать текст на 7000 знаков с пробелами. После его утверждения заплатить взнос на издание. На выходе вы получаете книгу со своим произведением внутри.
2) Спонсировать издание. На выходе вы получаете книгу, где ваше имя стоит в списке спонсоров.

Правила для пересылки текстов: слать в формате doc на почту nari.teni@mail.ru.

Сумма: если печатать 100 экземпляров, то каждый обойдётся в 1000-1500 рублей. Если печатать больше – то экземпляры будут, естественно, дешеветь.

Безопасность: деньги не будут приниматься, пока не появится 50 утверждённых текстов.



Просим максимальный перепост.


URL записи

11:20 

Carpe diem, at memento mori
17.10.2013 в 10:29
Пишет Bercut_bird:

17.10.2013 в 17:26
Пишет Andrew Seemann:

Да это же ПУШКА
Оригинал взят у gest в It's evolution, baby!
Сегодня я вдруг подумал, что хочу рассказать вам одну историю. Есть на свете такой исследователь - Адриан Томпсон. Однажды он решил изучить процессы эволюции в неживых системах, на примере FPGA-чипа. Field-Programmable Gate Array - по-русски это будет Программируемая пользователем вентильная матрица, частный случай Программируемых логических интегральных схем. Да, Томпсона интересовала практическая сторона вопроса - можно ли использовать принцип эволюции для разработки более эффективных схем?

По-английски об этом можно прочитать тут:

Evolvable hardware
On the Origin of Circuits

В чём была суть эксперимента? Итак, у нас есть чип, матрица из программируемых ячеек, 64 x 64. Для опыта использовался только один угол матрицы, квадрат из ста ячеек:



Условная схема отдельной ячейки:



Итак, каждая ячейка может получать сигнал с одной из четырёх сторон (по сторонам света - N, S, E, W) и передавать его дальше. Она также может передавать функцию (F) - результат логической операции над одним, двумя или тремя сигналами. Например, слева и справа пришло по "1", передаём вниз "1", слева пришла "1", но справа "0", передаём вниз "0". Поведение каждой ячейки задаётся отдельной программой - что передавать, как и куда.  Естественно, можно настроить ячейку так, чтобы она всегда выдавала одно и то же значение, независимо от того, какой сигнал получен.

Исследователь сформулировал задачу - система из ста ячеек и логических вентилей-переключателей должна "научиться" отличать поступающий на вход (IN) сигнал частотой в 1 герц от сигнала частотой 10 герц. Не используя встроенный таймер! В идеале, система должна была выдавать на выход (OUT) напряжение в 5 вольт, если "слышала" 10 герц, и 0 вольт в остальных случаях.

Можете представить, как эту задачу решал бы обычный инженер? Есть сто программируемых ячеек, фиксированный вход и выход, нужно объяснить системе разницу между "бип, бип" и "бип-бип-бип", таймера нет...

читать дальше

URL записи

URL записи

20:39 

Вспомнилось

Carpe diem, at memento mori
Помнится несколько лет назад, еще в студенческие годы, возвращались мы домой к одногруппничку после прогулки призванной развеять немного хмель из голов, а заодно знакомых повидать. И вот уже походя к дому видим парочку в изрядном подпитии с криками и матами что-то выясняющих, при том складывалось ощущение, что мужик хочет запихать к себе в машину мимо проходящую девушку. Переглянувшись мы решили, таки, выяснить все ли у них хорошо. Одногруппничек окликивает немного севшим голосом: "Эй, какие-то проблемы?", от человека довольно крепкого телосложения с лихой молодостью в маленьком северном городке это выходит просто великолепно. Парочка затихает поднимая глаза на нас, а одногруппничек для убедительности делает легкое движение рукой ударяя пустой бутылкой из под пива (уже давно ее нес, все мусорка не попадалась) о рядом стоящую березу. В повисшей тишине раздается глухое "бум-м-м", но бутылка явно не поняла чего от нее хотели, тогда товарищ ударил более уверенно и опять "бум-м-м" и целая бутылка. Тут уже взял азарт и бутылка испытала еще несколько ударов, безрезультатных.
Картина была великолепной, тишина, замершая парочка и ритмичное "бум-бум-бум" и далее робкий голос девушки "ээээ, да не ребят, все нормально".
Еще несколько раз убедившись, что все хорошо и помощь наша не нужна мы удалились торжественно погребать не сдавшуюся бутылку в мусорный бак.
До бака мы дойти не успели совсем чуть чуть, как мимо нас пронеслась машина все с той же парочкой внутри, весело и озорно переугивавшейся друг с другом, видимо наше присутствие помогло им наконец решить кто из них достаточно пьян, чтобы вести машину.

Это стало еще одним подтверждением того, что лучше не лезть в подобные склоки, если там конечно не насилуют никого, ибо как сказано "бранящиеся помирятся, а ты крайним останешься"

23:55 

"...я начинаю считать со ста, жизнь моя — с единицы."

Carpe diem, at memento mori
Наткнулся глазами, перечитал. Опять зацепило. Этот раз по другому. Нет щемящей грусти, вместо нее в душе что-то теплое...

А в этот раз опять тоска и грусть.

Мама на даче, ключ на столе, завтрак можно не делать. Скоро каникулы, восемь лет, в августе будет девять. В августе девять, семь на часах, небо легко и плоско, солнце оставило в волосах выцветшие полоски. Сонный обрывок в ладонь зажать, и упустить сквозь пальцы. Витька с десятого этажа снова зовет купаться. Надо спешить со всех ног и глаз — вдруг убегут, оставят. Витька закончил четвертый класс — то есть почти что старый. Шорты с футболкой — простой наряд, яблоко взять на полдник. Витька научит меня нырять, он обещал, я помню. К речке дорога исхожена, выжжена и привычна. Пыльные ноги похожи на мамины рукавички. Нынче такая у нас жара — листья совсем как тряпки. Может быть, будем потом играть, я попрошу, чтоб в прятки. Витька — он добрый, один в один мальчик из Жюля Верна. Я попрошу, чтобы мне водить, мне разрешат, наверно. Вечер начнется, должно стемнеть. День до конца недели. Я поворачиваюсь к стене. Сто, девяносто девять.

Мама на даче. Велосипед. Завтра сдавать экзамен. Солнце облизывает конспект ласковыми глазами. Утро встречать и всю ночь сидеть, ждать наступленья лета. В августе буду уже студент, нынче — ни то, ни это. Хлеб получерствый и сыр с ножа, завтрак со сна невкусен. Витька с десятого этажа нынче на третьем курсе. Знает всех умных профессоров, пишет программы в фирме. Худ, ироничен и чернобров, прямо герой из фильма. Пишет записки моей сестре, дарит цветы с получки, только вот плаваю я быстрей и сочиняю лучше. Просто сестренка светла лицом, я тяжелей и злее, мы забираемся на крыльцо и запускаем змея. Вроде они уезжают в ночь, я провожу на поезд. Речка шуршит, шелестит у ног, нынче она по пояс. Семьдесят восемь, семьдесят семь, плачу спиной к составу. Пусть они прячутся, ну их всех, я их искать не стану.

Мама на даче. Башка гудит. Сонное недеянье. Кошка устроилась на груди, солнце на одеяле. Чашки, ладошки и свитера, кофе, молю, сварите. Кто–нибудь видел меня вчера? Лучше не говорите. Пусть это будет большой секрет маленького разврата, каждый был пьян, невесом, согрет, теплым дыханьем брата, горло охрипло от болтовни, пепел летел с балкона, все друг при друге — и все одни, живы и непокорны. Если мы скинемся по рублю, завтрак придет в наш домик, Господи, как я вас всех люблю, радуга на ладонях. Улица в солнечных кружевах, Витька, помой тарелки. Можно валяться и оживать. Можно пойти на реку. Я вас поймаю и покорю, стричься заставлю, бриться. Носом в изломанную кору. Тридцать четыре, тридцать…

Мама на фотке. Ключи в замке. Восемь часов до лета. Солнце на стенах, на рюкзаке, в стареньких сандалетах. Сонными лапами через сквер, и никуда не деться. Витька в Америке. Я в Москве. Речка в далеком детстве. Яблоко съелось, ушел состав, где–нибудь едет в Ниццу, я начинаю считать со ста, жизнь моя — с единицы. Боремся, плачем с ней в унисон, клоуны на арене. "Двадцать один", — бормочу сквозь сон. "Сорок", — смеется время. Сорок — и первая седина, сорок один — в больницу. Двадцать один — я живу одна, двадцать: глаза–бойницы, ноги в царапинах, бес в ребре, мысли бегут вприсядку, кто–нибудь ждет меня во дворе, кто–нибудь — на десятом. Десять — кончаю четвертый класс, завтрак можно не делать. Надо спешить со всех ног и глаз. В августе будет девять. Восемь — на шее ключи таскать, в солнечном таять гимне…

Три. Два. Один. Я иду искать. Господи, помоги мне…
(с) izubr
запись создана: 31.08.2010 в 00:12

23:44 

Вспомним прошлое)

Carpe diem, at memento mori
"Романтический отрывок"
Отрывок из книги Хью Лори "Торговец пушками"

Ронни спала, положив голову на руль и натянув на голову пальто. Открыв пассажирскую дверцу, я скользнул на сиденье рядом. Она приподняла голову и сонно уставилась на меня.
– Добрый вечер, – сказал я.
– Привет. – Несколько раз моргнув, она перевела взгляд на окно. – Черт! Который час? Я тут совсем задубела.
– Двенадцать сорок пять. Не хочешь зайти? Она немножко подумала.
– Довольно нахальное предложение с твоей стороны, Томас.
– Нахальное? Это ведь как посмотреть, не так ли?
Я открыл дверцу.
– Это как?
– А вот так. Ты приехала сюда сама? Или это я перенес сюда улицу и расставил ее вокруг твоей машины?
Ронни еще немножко подумала и сказала:
– Убила бы сейчас за чашку чая.
Мы молча сидели на кухне, прихлебывали чай и курили. Мысли Ронни были где-то далеко, моя неразвитая интуиция подсказывала, что она недавно плакала. Либо плакала, либо пыталась добиться от своей туши какого-то необычного эффекта, что-то вроде «размазанных катышков». Я предложил ей виски, но Ронни не проявила к выпивке интереса. Тогда я вылил в свой стакан все четыре остававшиеся в бутылке капли и постарался растянуть их на подольше.

Я пытался мысленно сосредоточиться на Ронни, выкинув из головы Барнса с Умре: во-первых, она была расстроена, а во-вторых, была здесь, в моей комнате. А те двое – нет.
– Томас, могу я тебя кое о чем спросить?
– Конечно.
– Ты голубой?
Нет, ну надо, а? Первый же мяч – и сразу мимо ворот. По идее, нам полагалось беседовать о кино и театре, о любимых горнолыжных трассах, наконец.
– Нет, Ронни, я не голубой. А ты?
– Нет.
Она не сводила глаз со своей кружки. Но я предпочитаю чайные пакетики, так что вряд ли ей удалось бы найти ответы в узорах чайной гущи.
– А что случилось с как его там? – спросил я, закуривая.
– Филип. Он спит. Или гуляет где-нибудь. В общем, не знаю. Да и знать не хочу, если честно.
– Ну-ну, Ронни. Мне кажется, это только слова.
– Нет, я серьезно. Мне вообще насрать на Филипа.
Всегда испытываешь какое-то странное возбуждение, когда воспитанная девочка вдруг начинает грязно ругаться.
– Вы поссорились.
– Мы расстались.
– Вы просто поссорились, Ронни.
– Могу я остаться у тебя на ночь?
Я моргнул. А затем, чтобы убедиться, что мне это не привиделось, моргнул еще раз.
– Ты хочешь спать со мной?
– Да.
– Ты имеешь в виду, не просто спать одновременно со мной? Ты имеешь в виду, в одной постели?
– Ну пожалуйста.
– Ронни...
– Если хочешь, я не буду снимать одежду. Томас, не заставляй меня еще раз говорить «пожалуйста». Это ужасно вредно для женского самолюбия.
– Зато ужасно полезно для мужского.
– Ох, замолчи! – Она спрятала лицо в кружку. – Ты мне таким совсем не нравишься.
– Ха, – ответил я. – Значит, сработало.

В конце концов мы встали и отправились в спальню.

Между прочим, она и в самом деле осталась в одежде. Так же как и я – опять же, между прочим. Мы лежали рядом на кровати и какое-то время молча созерцали потолок. А потом, рассудив, что уже вполне насозерцался, я протянул руку и взял ее ладонь в свою. Она была сухой и теплой – и очень приятной на ощупь.
– О чем ты думаешь?
Честно говоря, я не помню, кто из нас спросил это первым. К рассвету мы оба повторили этот вопрос раз по пятьдесят.
– Ни о чем.
И это мы тоже повторили немало раз.
Ронни была несчастлива – в этом все дело. Не могу сказать, что она излила мне историю своей жизни. История выходила из нее разрозненными обрывками, с длинными пробелами и слегка напомнила сумбурную беседу где-нибудь в обществе книголюбов. Но к тому времени, когда жаворонок принял вахту у соловья, узнал я довольно много.
Ронни была средним ребенком в семье. Наверняка многие из вас сейчас скажут: «Ну вот, теперь сразу все встает на свои места», но я, например, тоже средний, и меня это особенно никогда не беспокоило. Отец Ронни работал в Сити, угнетая несчастных бедняков, да и братья по обе стороны, похоже, держали курс в том же направлении. Когда Ронни была еще подростком, мать ее прониклась страстной любовью к рыболовству и с тех пор по шесть месяцев в году потакала своей страсти на далеких водных просторах. А отец Ронни в это время заводил любовниц. Правда, куда заводил – она так и не уточнила.

– О чем ты думаешь? – На этот раз спросила она.
– Ни о чем.
– Ну же.
– Я не знаю. Просто... думаю. Я слегка погладил ее по руке.
– О Саре?

Я знал, что она это спросит. И это несмотря на то, что я намеренно подавал ей мяч под ракетку и больше ни разу не упоминал о Филипе.

– В том числе. – Я чуть сжал ее руку. – Давай посмотрим правде в глаза: ведь я почти не знаю ее.
– А ей ты нравишься.

Я не смог удержаться от смеха.

– Ну, это кажется астрономически маловероятным. В первый раз, когда мы встретились, она подумала, что я хочу убить ее отца, а в последний – потратила большую часть вечера на то, чтобы обвинить меня в трусости перед лицом врага.

Поцелуи я решил вынести за скобки. По крайней мере, пока.

– Какого врага?
– Это длинная история.
– У тебя очень приятный голос.

Я повернул голову на подушке и посмотрел на нее:

– Знаешь, Ронни, в нашей стране, когда кто-нибудь о чем-нибудь говорит, что это длинная история, это значит, он вежливо дает понять, что не будет ее рассказывать.

Я проснулся. Что означало, что я все-таки уснул. Правда, понятия не имею, когда это произошло. Первая мысль в момент пробуждения – в доме пожар.

Выпрыгнув из постели, я понесся на кухню. Ронни жарила бекон на сковородке. Дым резвился в солнечных лучах, а где-то поблизости трещало Радио-4. Ронни была в моей единственной чистой рубашке. Поначалу я даже слегка разозлился, так как берег рубаху для особого случая – например, к совершеннолетию моего внука, – но рубашка ей очень шла, так что я решил промолчать.

– Тебе бекон как больше нравится?
– С хрустом, – солгал я, заглядывая через ее плечо. Ну а что тут было еще говорить?
– Если хочешь, можешь пока приготовить кофе, – сказала она и повернулась обратно к сковородке.
– Да, кофе. Точно.

Я начал свинчивать крышку с банки растворимой бурды, но Ронни зацокала языком и кивком указала на буфет, который ночью, похоже, посетила добрая фея покупок, оставив после себя целую кучу всякой всячины.

Я сунулся в холодильник, и передо мной предстала чья-то чужая жизнь. Яйца, сыр, йогурт, несколько стейков, молоко, масло, две бутылки белого вина. Все это ни разу не побывало ни в одном из моих холодильников, за все тридцать шесть лет. Я наполнил чайник водой и щелкнул выключателем.

– Тебе придется позволить мне расплатиться с тобой за все это.
– Ох, да когда ж ты наконец повзрослеешь?!

Ронни попыталась разбить яйцо о край сковородки одной рукой, получился замечательный «собачий завтрак». А собаки у меня как раз не было.

– Разве тебе не нужно в галерею? – поинтересовался я, зачерпывая ложку «черного, обжаренного “Мелфорда” к завтраку» из банки и высыпая в кружку. Все это было очень и очень необычно.
– Я позвонила Терри и сказала, что у меня сломалась машина. Мол, отказали тормоза, так что я даже не знаю, на сколько опоздаю.

Какое-то время я обдумывал ее слова.

– Да, но если у тебя отказали тормоза, разве ты не должна, наоборот, приехать раньше?

Ронни рассмеялась и поставила передо мной тарелку чего-то черно-бело-желтого. Выглядело неописуемо, но на вкус оказалось обалденным.

– Спасибо тебе, Томас.

Мы шли через Гайд-парк – просто так, без какой-то определенной цели. Сначала мы держались за руки, но потом расцепились, словно гулять за ручку – это обычная ерунда. День выдался солнечным и теплым, и Лондон казался удивительно красивым.

– Спасибо мне за что?

Ронни опустила глаза и легонько пнула что-то на земле, чего, вероятнее всего, там не было.

– За то, что не пытался заняться со мной любовью вчера ночью.
– Всегда пожалуйста.

На самом деле я не знал, каких слов она ждала от меня, и вообще что это было – начало разговора или его конец.

– Спасибо за то, что поблагодарила меня, – добавил я.

Вот теперь получилось больше похоже на конец.

– Прекрати, пожалуйста.

– Нет, правда. Я очень тебе признателен. Я каждый день не пытаюсь заняться любовью с миллионами женщин, и до сих пор ни одна даже не пискнула в знак благодарности. А тут совсем другое дело. Приятное разнообразие.

Мы погуляли еще немного. Какой-то шальной голубь ринулся было прямо на нас, но в последний момент резко свернул в сторону и умчался прочь, точно вдруг сообразив, что мы вовсе не те, за кого он нас принял. Пара лошадей рысью прошла по Роттен-Роу; на спине у каждой восседало по мужчине в твидовой куртке. Королевская конная гвардия, вероятно. Лошади выглядели чрезвычайно смышлеными.

– У тебя кто-нибудь есть, Томас? Сейчас?
– Думаю, ты имеешь в виду женщин?
– Угадал. Ты спишь с кем-нибудь?
– Под словом «спишь» ты имеешь в виду?...
– Отвечай немедленно, а то я позову полицейского.

Она улыбалась. Благодаря мне. Именно я заставил ее улыбаться, и это было очень приятное чувство.

– Нет, Ронни, сейчас я не сплю ни с одной женщиной.
– А с мужчинами?
– И с мужчинами не сплю. И с животными. И с хвойными деревьями.
– А почему, можно спросить? И даже если нельзя.

Я вздохнул. В действительности я и сам не знал ответа, но даже ответь я правду, с крючка мне все равно не соскочить. И я заговорил, не имея ни малейшего представления о том, что из этого может выйти:

– Потому что от секса больше неприятностей, чем удовольствия. Потому что мужчинам и женщинам нужно разное, и в конце кто-то всегда остается внакладе. Потому что мне не часто предлагают, а сам я терпеть не могу просить. Потому что я не большой мастер в этих делах. Потому что я привык быть один. И потому что я не могу больше придумать никаких причин.

Я остановился, чтобы перевести дыхание.

– Хорошо. – Ронни развернулась и пошла спиной вперед, глядя мне в лицо. – И какая же из причин настоящая?

– Номер два, – ответил я, немного подумав. – Нам нужно разное. Мужчины хотят секса с женщиной. Затем они хотят секса с другой женщиной. Затем – с третьей. А затем они хотят кукурузных хлопьев и немного поспать, после чего опять хотят секса, теперь уже с четвертой женщиной, а потом с пятой, и так пока не умрут. Женщины же... – Тут я подумал, что, описывая противоположный пол, стоит быть поосторожнее в формулировках. – Женщины хотят отношений. Возможно, они их никогда не получат, или все же получат, но прежде им придется переспать со множеством мужчин, но у них есть цель. У мужчин же цели нет. Настоящих целей. Поэтому они придумывают искусственные и расставляют их по разные стороны большой поляны. А потом придумывают футбол. Или лезут в драку, или стараются разбогатеть, или начинают воевать, или находят себе еще целую кучу всяких идиотских занятий, лишь бы хоть как-то компенсировать отсутствие цели.

– Полная хрень! – сказала Ронни.
– Кстати, о хрене. Это второе главное различие.
– Неужели ты и вправду думаешь, что я хочу, чтобы у нас с тобой были отношения?

Ну и коварство!

– Я не знаю, Ронни. Я бы не осмелился даже пытаться угадать, чего тебе нужно от жизни.
– Очередная хрень. Возьми себя в руки, Томас.
– А может, тебя?

Ронни остановилась. А затем расплылась в улыбке:

– Вот это уже другой разговор.

Мы нашли телефонную будку, и Ронни позвонила в галерею. Сказала, что вся уже на нервах из-за машины и страшно устала и ей просто необходимо отлежаться всю вторую половину дня. Затем мы сели в машину и покатили обедать в «Клариджез».
Я знал, что рано или поздно придется рассказать Ронни кое-что из того, что случилось, и кое-что из того, что должно случиться. Вероятно, придется немного солгать – не только ради меня, но и ради нее же самой – и, кроме того, придется говорить о Саре. Вот почему я тянул, откладывая этот разговор.
Ронни мне нравилась, очень нравилась. Возможно, будь она какой-нибудь принцессой, томящейся в черном замке на черной горе, я даже влюбился бы в нее. Но Ронни не была принцессой. Она сидела напротив, трещала как сорока, заказывала дуврскую камбалу с салатом «рокe», пока струнный квартет в национальных тирольских костюмах пощипывал и попиливал что-то из Моцарта в холле позади нас.

01:43 

Carpe diem, at memento mori
Опальные, навальные и прочие гражданские опозиционеры, а понимаешь, что избранное подобрано правильно, когда у каждого второго запись о смерти Горшка. Это и радует и печалит. Без него нет куска моего прошлого и от этого грустно.

15:07 

Россия матушка.

Carpe diem, at memento mori
Я иногда забываю в какой стране я живу, но действительность периодически напоминает о себе.
Вот привык я платить все коммуналки и прочие платежи через интернет с карточки зарплатной. А что? Удобно, за пару минут заплатил ЖКХ, газ, телефон, интернет и ножками ходить не надо и с людьми, опять же, лишний раз общаться не приходится.
Но идиллия эта длится до того момента пока не приходится столкнуться с нашей доблестной налоговой службой. Через портал гос. услуг можно заплатить только пенни и задолженности (я, кстати, догадывался, что налоговая сама по себе, а государство само по себе), а сами налоги рекомендуют оплатить через инфомат, то бишь, банковскую кассу без тетеньки и электронными мозгами. Вариант этот нас устраивает мало, так как подразумевает работу ножками.
Где наша не пропадала, ведь есть у налоговой и свой сайт, посмотрим там. Сайт пестрит предложениями электронных услуг, но... Но фиг вам. Нет ни одной возможности сделать это просто, либо вы заводите личный кабинет (разумеется сходив ножками до ближайшей налоговой), что меня не устраивает, так как я хочу оплатить налоги всей семьи, либо воспользуйтесь сомнительной функцией "Уплата налогов физических лиц", которая находится в "пилотной эксплуатации". Самый смак этой функции в том, что вам не дают логичной возможности вбить номер пришедшего извещения, нет, это было бы слишком просто. Вбейте все свои контактные данные, а потом укажите сумму которую хотите заплатить, кстати, а вы уверены что выбрали нужный раздел и нужный налог? Просто налоговая за неправильный платеж или не дошедшие деньги ответственности не несет - это все банки.
Решили рискнуть и заплатить в слепую? Молодцы, риск это благородно, только вот заплатить можно двумя способами:
-наличкой - сайт предлагает сформировать вам платежку на указанную вами сумму (ну та мелочь что у меня уже на руках стопка этих платежек мало кого волнует)
-безналом - сайт предлагает вам список банков и платежных сервисов, перейдя на чьи сайты вы можете оплатить налоги. Из списка известные мне только Киви-кошелек и Сбербанк-онлайн, ну и логически понятна служба оплаты со счета мобильного.

Дайте, блин, мне простую возможно расстаться с моими деньгами! Это уже даже на принцип Эдера не тянет(

00:18 

Carpe diem, at memento mori
Великий светлый стоял на коленях. Похоже, что эту битву он проиграл.
-Знаешь в чем, вы, светлые, всегда проигрываете Темным?
Кровь, сопли, слюни. Плевок попал ровно между ногами Великого Темного.
- Браво, прямо как в кино, только надо было в лицо плевать. Ой, ты же голову поднять не можешь, даже чтобы дерзко взглянуть в лицо врага, как это положено у вас светлых, куда уж там плевать против ветра.
Мерзкий смех, вызывает желание избавиться от завтрака, может хоть так он будет казать не столь отвратительным.
-А знаешь, что интересно? То что вы, светлые, не доверяете друг другу, вы как побитые собаки, ожидаете удара от всех вокруг, вы боитесь друг друга, потому как знаете.. Знаете! Тьма она рядом! И даже верный друг может оказаться ее посланником. А темные, они как волки, красиво звучит, не правда ли? Волки, они знают что каждый из них готов вцепиться тебе в глотку при любом удобном случае, но они держаться вместе, потому как знают. Знают. Вместе они сильнее. Сначала надо загнать добычу, а уже потом ее делить. Если перегрызться до того как ты завалишь мяско, то сдохнут ВСЕ!
Наверное это должен был быть смех. Смех, который олицетворяет несломленный дух светлого начинания, но больше всего это было похоже на бульканье болота. Клекот крови в легких и попытка улыбнуться в лицо смерти, это все что осталось светлому.
-Но это все лирика. Самое интересное у нас впереди. Лишь взглянув в самую глубь Тьмы свет познает свое предназначение.
Мерзкий смех заглушил крик отчаяния. Будущего не было.

...

Бывший великий светлый стоял в центре освещенной кострами поляны. Кровь щедро оросила траву, превратив круг лесной поляны в арену. Светлые войны, выжившие в битве против приспешников тьмы готовились нанести финальный удар по предводителю тьмы и бывшему товарищу. Но судьба распорядилась иначе, под треск догорающего пламени и зловещий смех, она решила, что этот бой останется незавершенным.
Ибо впереди финальная битва света и Тьмы, еще будут наказаны предатели и злодеи, и каждая битва с тьмой, делает войнов света сильнее. Дабы готовы они были к Великой Битве, когда будут поставлены на кон все живущие ныне, когда свершится Великий Суд!

...

И каждая битва с тьмой, делает войнов света сильнее. Заглянув во Тьму великий светлый издал крик способный дотянуться до глубины души самого закостенелого грешника.
Сложно пережить, когда мир вокруг тебя рушится, но сложнее, гораздо, когда рушится твоё Я, а вокруг неизменен мир. Грядет Великая Битва Со Злом и способны в ней победить лишь Величайшии из Светлые, но не способен свет сотрудничать, никогда кроме как в противостоянии общему Врагу. И предстоит сильнейшим из светлых стать Темными, дабы сплотить против себя Величайших Светлых, дабы дать им сил и опыта противостоять Злу и неизвестно чья жертва больше. Тех кто не щадя себя сражается со Злом и тьмой, или тех кто, потеряв все, противопоставляет себя свету?

10:18 

Carpe diem, at memento mori
.Shamsi., спасибо за приятный вечер, я только-только добрался до дома)

18:32 

Carpe diem, at memento mori
Свершилось чудо! У нас, таки, открыли три новых станции метро и одна из них в трех минутах ходьбы от моего дома. А это значит ездить на пьянки в центр по вечерам стало удобней) И этим стоит воспользоваться)
ЗЫ: Приятный довесок, что открыли в срок, как и обещали.

Разговоры с самим собой

главная